Соджар
"Смешно упустить врага, а потом бежать по его следу." Ибн Ямин



А когда я вернулся, уже без души,
замигал и погас рядом тусклый фонарь.
Для себя я тогда без сомнений решил,
что потеря моя – не проклятье, а дар.

Помню всё, что случилось со мною во тьме:
как горел и разодран бывал на куски.
Что попался навечно я дьяволу в плен…
Сердце рвалось на части от боли, тоски.

Я молился и Богу, и Касу…
К чертям!
Но никто не услышал мой сдавленный крик.
Помнишь, я утверждал, что позиций не сдам?
Всё враньё. Мне не выдержать пыток, старик.

Бесконечный полёт. Только вспышки и тишь.
Разъярённый архангел порвал свой жилет.
Адам снова погиб, этот бедный малыш.
Для меня тоже, видно, спасения нет.

А когда луч последний надежды угас,
с Люцифером свалились на самое дно,
что-то дёрнуло вверх, разделив как-то нас,
потащило из Клетки меня одного.

Вот крыльцо. И порог.
Я стою в тишине.
В доме - мирная сцена. И женщина. Сын.
Ты меня не заметишь, бесплотную тень.
У судьбы я когда-то такое просил.

Только что ни возьмёшь, исчезает из рук.
Вместо радости снова зола и огонь.
Без души, может, я – только оживший труп,
но зато не дано мне испытывать боль.

Знаешь, Дин, я не стану тебе докучать,
каждый право имеет на лучшую жизнь.
Даже если во тьме потерял свою часть,
ты зубами и сталью за землю держись.

К Бобби я зашагал, чтобы он мне помог
(а куда же ещё было можно пойти?).
И теплом согревает:
- Вернулся, сынок?!
Не забыл? Я – охотник.
Иного пути

всё равно не дано.
Я недели искал,
кто же выдернуть дурня из Клетки сумел.
Только вместо ответов – глухая стена.
Что ж, пока отыщу себе новую цель.

Дед как раз подвернулся. Отряд собирал.
Пусть, какая ни есть, тоже вроде родня.
Говорил: пригодится им острый кинжал.
Я участие в деле готов принимать.

Я в команде считаюсь умелым бойцом.
Не помеха сейчас мне ни раны, ни сон.
Становлюсь же когда с монстром к морде лицом,
забываю о прочем.
Есть новый резон

убивать этих тварей – за нас, за двоих.
И как будто себя ощущаю живым.
Нет, не месть. Невозможно за жизнь отомстить…
А сегодня противником стал юный джинн.

Он как раз разозлён, собирается мстить:
соплеменник убит на охоте давно.
Цель его, знаешь, брат, получается – ты.
Впрочем, рядом с тобой встану я всё равно.

Что ты злишься? Никак не могу я понять.
Я хотел, чтобы жил ты, как должен был жить.
Желтоглазый? Да нет, просто впрыснули яд.
Это метод такой. Так работает джинн:

заставляет увидеть все страхи твои,
испытать муки, ужас, затем умереть.
Я ведь тоже попался.
Да что говорить?
Сдох бы точно от яда, не будь рядом дед.

Нам придётся сегодня приманкой побыть.
Вероятно, все твари объявятся здесь…
Я – живой. Я - охотник.
Не выдумка – быль.
Сам не знаю, как мне удалось уцелеть.

Эй, куда ты? Соседи мертвы всё равно.
Ты им вряд ли поможешь. Останься, чувак.
Только ты, как пружина, булатный клинок.
Только рвёшься туда, где засел подлый враг.

В одиночку отбиться, поверь, нелегко.
Особливо, когда наседают втроём.
Ухмыляется девка:
- Забавный прикол.
Мы тебя, как и Дина, сегодня прибьём.


Подоспела подмога.
Пал первый, второй.
И на голову девке наброшен мешок.
- Я разделаюсь с ней, а ты брата прикрой.
За меня не волнуйся. Беги. Хорошо?


Я успел, и живым остаётся мой брат.
Только вместо спасибо услышал взамен:
- Помнишь, слово давал? Забираю назад.
Возвращаюсь домой, где ждут Лиза и Бен.


Что ж, собрался уйти, так давай – уходи.
Словно сердца коснулась обида слегка.
Задержать я не вправе.
Счастливым будь, Дин.
На прощанье отвечу негромко:
- Пока.

Новый случай. Иду по горячим следам.
Уж четвёртый ребёнок из дома исчез.
Из закрытого дома смогли пропадать
как детишки? Следы преступления где?

- Дед, послушай меня. Может, случай не наш?
Нет ни серы, ни вони, ни прочих примет.
Может, это обычная серия краж?
И не нам тут искать на вопросы ответ?

Впрочем, нет, погоди.
Кто охранником здесь?
И на прочих домах той же фирмы замок?
Понял я… Вероятно… Да, точно… Ну есть.

Недалёко ещё одна пара. Сынок.

Я пробрался в тот дом.
Трупы. Крови мазки.
Со спины тварь пыталась напасть на меня,
но не зря же держу под рукою клинки.
Выпад. Рана.
Шипит мразь. Успела слинять.

- Братец, эй, приезжай, ты мне нужен сейчас,
а иначе в твой дом на машине ворвусь.
Да, я слышал, что ты мне сказал в прошлый раз…
Не поверишь, какой у меня нынче груз.


Ты, наверное, стал неплохим бы отцом.
Только тварь продолжает опять наседать.
Что ей нужно от нас, чёрт, в конце-то концов?
За мальчишкой припёрся никак сюда гад?

Оказалось, малец – тоже не человек.
Папа – оборотень, и малыш весь в него:
то он чёрный, как сажа, то белый, как снег.
Кто бы мог подсказать: им малец для чего?

Я-то думал сперва: важен только укус,
от него появляется новая тварь.
Что же, к знаньям добавлен ещё один плюс…
Бобби-Джон, ты нам повод убить не давай.

Где б укрыться сейчас? Взяты мы под прицел.
У тебя на примете есть бункер теперь?
Нет? Тогда остаётся один Сэмюэль…
Только там тоже взломана прочная дверь.

Не смогли удержать. И мальчишка пропал.
Утверждаешь: ребёнок приманкою был.
Брат, остынь. В пустоту обвинений твой шквал
пролетает. Опять если бы да кабы

Я не знаю, что Лиза сумела сказать,
почему снова ты покидаешь свой дом.
Но, как прежде, Импала. Охота. Мой брат.
Рок гремит во всю мощь.
Мы – команда. Вдвоём.

Но иначе теперь вижу я этот мир.
Интерес разжигают вопросы сильней.
Как вербует своих подчинённых вампир?
Как использовал посох старик Моисей?

Если раньше старался спасти, сохранить,
если раньше стоял за твоею спиной,
то погасли сейчас прежней жизни огни.
Ни смятенья, ни гнева – уже всё равно.

Я пытаюсь играть свою старую роль
и заботливым братом по-прежнему быть.
Безмятежным потоком течёт в венах кровь.
Я поддался ветрам, как оторванный лист.

Есть задача – обязан решенье найти.
Не мешают работе отчаянье, страх.
Я стою и смотрю, как сражается Дин.
Переулок. Вампир. Кровь мазком на губах.

Объясняешь, что слышишь теперь каждый вздох,
а свечение лампы так режет глаза…
Я бы раньше тебе, без сомненья, помог,
а теперь…
Да а что мне теперь рассказать?

Мы – охотники, помнишь? Должны убивать.
Говорил: мол, такая работа у нас.
Об охотниках ходит дурная молва.
Неужели собрался идти на отказ?

Не поверю. По жизни ты, братец, другой.
Ты бросаешься в пекло опять и опять
и готов рисковать вновь своей головой.
Так давай же – рискни. Ну чего долго ждать?

Твари все перебиты.
Мой братец – герой.
И от зелья, что дал дед, опять человек.
- Я могу доверять? Ты ведь рядом со мной?
Ну конечно. А ты сомневаешься? Нет?

Жертвы – люди, что правду желали узнать.
Но не вынести правды бывает порой.
Необычная смерть – то проклятия знак.
- Ты же, девочка, врёшь.
Что случилось с сестрой?


Словно скрытые мысли кладут на язык.
Ядовитое слово впивается в цель.
Вспомни, Дин, это нашей работы азы.
И за сайтов просмотр я прочно засел.

Есть богиня. Не терпит ни капельки лжи.
Было время – к ней жертвы стекались рекой.
Пробежали века. Изменилась вся жизнь.
И её позабыли. Ушла на покой.

Да приспичило, видно, совсем невтерпёж.
И богиня за жатву свою принялась.
По ТВ шлёт заклятья?
Мы выследим. Что ж,
в дом проникли.
Там жертвенник. Кровь и тела.

Неудача постигла.
Средь кафельных стен
мы на привязи с братом угрюмо сидим.
- Хочешь правду узнать о себе? Хочешь, Сэм?
Ну давай – расскажи, что ты думаешь, Дин.


Я услышал: меня собирались убить,
только брат передумал. Не знаю, зачем.
- Ну так что, изменил бы ты свой прежний быт?
Поиграем в вопросы-ответы, а, Сэм?


Но меня не затронет проклятия власть.
Хочешь, сука, играть? Ну попробуй давай.
- В разум твой почему не могу я попасть?!
Ей вонзается в грудь острый кол. Даже два.

- Что с тобой, брат? Ответь: это ты или нет?
Я не понял и сам. Верно, помощь нужна.
Это правда, клянусь…
Ты киваешь в ответ.
Резкий выпад. Нежданный удар. Тишина.

Кас забрался в меня, как в дырявый мешок,
ну а Дину, пожалуй, на всё наплевать.
Вот тогда я узнал, что простился с душой.
Без детальки одной я вернулся назад.

Не старайся, мой брат, не удержишь меня.
Я верёвку порву, точно тонкую нить.
Посчитал, что надёжна твоя западня?
В чём-то хочешь меня ты сейчас обвинить?

В том, что я смог вернуться?
Ну знаешь ли, брат,
это глупо, нелепо и даже смешно.
Да любого раздавит и вывернет Ад.
Неужели такого не стало б со мной?

Впрочем, можешь не верить, но ты мне – семья.
Хочешь с этим поспорить? Ну ладно, поспорь.
Где-то в Клетке осталась частица моя.
Ты вернуть её жаждешь.
А что до тех пор

делать будем? Не просто же сиднем сидеть.
Предлагаешь-то что? Ах, за дедом следить?..
Навигатор настроен. Отыщем везде.
Не запутает больше свои он следы.

А сарай, точно крепость. Защита кольцом.
Только нам не помеха, откроем запор.
Дед о чём-то беседует с альфа-самцом
и, видать, уж давненько ведёт жаркий спор.

Только тот, вероятно, не хочет болтать.
От расстройства дед плюнул.
Захлопнулась дверь.
- Что, мальчишки, застыли? Идите сюда.
Потрепаться решили, однако, теперь?


Острый коготь по креслу скребёт и скребёт...
Что дед ищет сейчас, ты ведь можешь сказать?
- Хочет он разузнать, где в Чистилище вход.
Я бы, может, сказал, да не ведаю сам.

Слишком много себе позволяет старик.

Нас поймали, прижали к холодной стене.
Недалёко раздался отчаянный крик.
Пленник как-то удрал...
Дед забыл о цене –

той, которую всем приходилось платить
в миг, когда с монстром налажена связь.
Дед, колись, что ещё понакручивал ты?
И в какие проблемы по горло увяз?

Получилось, что Кроули сделал заказ,
территорию Ада расширить решил
и из бездны поэтому вытащил нас.
Дьявол! Дед, почему я живу без души?

Я бы пулю ему промеж глаз засадил:
если раз нас предал, значит, снова предаст.
Только ты говоришь: душу чтоб возвратить,
нам придётся держаться его в этот раз.

Знаешь, эта душа, как застрявшая кость:
ни вздохнуть не получится, ни проглотить.
Впрочем, мне неохота, чтоб мы – снова врозь.
Посмотрю я пока, что придумаешь ты.

Если с феей задумали шутки шутить,
не прокатит, отдачи накроет волной.
Можешь ставить на собственной жизни кресты,
коль не хочешь дружить со своей головой.

Трасса. Поле. Початки. Мерцающий свет.
С НЛО это, кажется, близкий контакт.
- Эй, тебя не догнали?
Молчанье в ответ.
Я был должен метаться, как полный дурак?

Да, девчонка в постели. И я вместе с ней.
Ну а что тут такого? Нет, правда, скажи.
Волноваться за брата?
Да сотня чертей!
Я копирую просто твой прежний режим.

Ну и как это было? Всех фей распугал?
Не пришельцы, нет, что ты, а дивный народ.
Кто-то очень хотел – и открылся портал
в земли те, где подобная нечисть живёт.

Что ты тычешь в окно? Там какая-то тварь?
Если честно, не вижу. Но в этом ли суть?
Нанести нам ведь надо ответный удар,
чтоб прикончить всех разом, таинственных сук.

Леди? Да...
Знаешь, только чуток не в себе.
Информации нужной я здесь почерпнул.
Да, уверен, что это – подспорье в борьбе.
Ну пора выбивать из-под задницы стул...

Только ты умудрился на парня напасть.
И в участок, конечно, увозят, скрутив.
Ну даёшь, брат. Спасибо. Показывай класс.
А ещё утверждал, будто я тут кретин.

- Ты ведь знал, что пропал твой единственный сын.
Я услышать хочу твой ответ на вопрос.
Неужели его променял на часы?
Сделка стоит того? Это правда? Всерьёз
?

Часовщик согласился мне в деле помочь,
чтобы контрзаклятьем всех тварей изгнать.
Мы из бара уходим без выпивки прочь.
К сейфу надо добраться, лежит где тетрадь.

Сейф открыт.
Только текст прочитать не даёт
главный гад. В кулаке зажимает он трость.
Это меч.
Остриё проникает в живот.
- Ты оружие, парень, немедленно брось.

Не поможет никто. И ничто не спасёт.

И на спину, в лицо – за ударом удар.
- Эй, приятель, считай!
На пол сыплется соль.
Шит не лыком. Ты это почувствуешь, тварь!

Затянуло всех мразей в открытый портал.
И захлопнулись створки.
Закончился бой.
Сколько было их там? Не намерен считать...
На нагретом капоте Импалы с тобой

вновь сидим.
И опять братец тянет пивко.
- Ты же, Сэм, не раздумал назад возвратить
свою душу?

Зачем? Без неё так легко.
А душа – как мишень, что повешена в тир.

Услыхал я однажды, как Кас за стеной
говорил, что мне лучше жить так, без души,
что она может просто покончить со мной…
Только брат лучше знает, как всем надо жить.

Дескать, я кто угодно, но не человек.
Я бы, может, поспорил, да вышибли дух.
А когда вновь очнулся, была рядом Мэг.
- Где у Кроули база? Я слушаю. Ну?

Беспокоиться не о чем – трусит сама.
А давай, ты в команду к нам тоже войдёшь.
Кое-что нам у Кроули надо отнять.
Да и, кстати, верни-ка обратно мой нож.

Разномастные четверо – общая цель:
нам бы душу живую из Клетки вернуть.
И тихонько пробраться к нему в цитадель.
Потому вместе держим пока что свой путь.

Пробираемся внутрь уж слишком легко,
будто кто-то нарочно открыл нам засов.
Монстры в клетках сидят.
Джинна просит:
- Открой.
Вдалеке слышим мы злобный лай адских псов.

Мэг пыталась удрать, только ей не дают.
А приспешников в клочья порвало зверьё.
- Уходите, прикрою. Останусь я тут.
Я ещё посмотрю, суки, чья здесь возьмёт!


Нас, конечно, поймали. А как же ещё?
Под конвоем по камерам нас развели.
Нынче новый для Кроули выставлю счёт.
С братом мы на плаву ещё, не на мели.

Впрочем, Дина куда-то уводят тайком.
И за мной эти твари, наверно, придут.
Только справиться будет со мной нелегко –
я сюрприз приготовил гадёнышам тут.

Угодили в ловушку? Ну что ж, поделом.
Вы пока здесь постойте, я к брату пошёл.
Честно? Это не крепость – какой-то дурдом.
Дин дерётся с двумя. Перевес небольшой.

Братец, шкуру опять защищаю твою
(дёрнул я за трубу, с треском лопнул металл).
Я ублюдков двоих, не колеблясь, убью.
Этот чёртов засранец до рвоты достал!

Мы спасли даже Мэг, угодившую в плен.
Красноглазый попался, как рыба на крюк.
- Да на кой возвращать тебе душу, а, Сэм?
Не хватает, никак, прежней боли и мук?

Я, лосяра, не думал, что ты – идиот.
Даже если б и мог, в Клетку я б не полез.
Да душа, я уверен, твой мозг разорвёт.

Ангел кости поджёг.
Демон вспыхнул. Исчез.

Знаешь, Дин, мне обломки души не нужны.
Ты как хочешь, а я буду жить, как живу.
Говорят ангел с демоном правду, без лжи.
На войне ценят больше не душу, а ум.

Если снова считаешь, что здесь я неправ,
можешь с правдой катиться хоть в Рай, хоть к чертям.
Я – по-прежнему я. Сэм. Охотник. И брат.
Но впихнуть эту штуку в себя я не дам.

Бальтазар, что мне делать? Давай – подскажи.
Ты же знаешь, в долгу не останусь, поверь.
Много я не хочу, лишь спасти свою жизнь.
Сделать всё, что угодно, готов я теперь.

Я пытался уже – не сложилось с кольцом.
Есть какое-то средство, заклятье ещё?
А в ответ раздаётся:
- Расправься с отцом.
Да отца без того я давно был лишён.

- Не тупи, Сэм, послушай: тут кровь не важна.
Есть ведь ближе отца у тебя человек.

Хорошо. Пусть так будет. Всему есть цена.
Я запомню накрепко твой дельный совет.

Карты. Пиво. Закуска.
- Ещё по одной?
Предлагаешь раз ты, почему бы и нет?
- Может, я и старик, но пока не дурной.
И в висок мне удар прилетает в ответ.

Хитрый лис Бобби Сингер, но я похитрей,
не удержат сейчас ни уловки, ни кровь.
Топором взмах – и в щепки разбитая дверь.
Ты прости, но смириться с судьбой не готов.

Только люк не заметил и в подпол слетел.
- Эй, смирись. Слышишь, парень? Ты должен понять.
Дверь металлом обита, не вырвешь с петель.

Ну конечно, вам всем наплевать на меня.

Дину Сэмми важней – тот, который с душой.
А меня может в клочья она разорвать.
Я для вас не игрушка, такой же живой.
Не старайтесь, не нужно такого добра.

Знаешь, я, как пять пальцев, подвал изучил.
Есть лазейка одна, я в неё проберусь.
Можешь хоть в преисподнюю прятать ключи.
Развлекаться решили со мной? Ну и пусть.

Я ловушку устрою твоей посложней.
На приманку попался, как будто впервой.
В Ад меня посылаешь? Я был там – на дне.
А сегодня черёд твой идти на покой.

Честно, я не хотел, только выбора нет.
Ты ведь мог бы спасти.
Не желаешь? Ну что ж,
нынче в Рай получаешь бесплатный билет…
Со стола прихватил я отточенный нож.

Но удар со спины.
Потемнело в глазах.
Вряд ли долго в отключке успел побывать.
А когда вновь очнулся – лежал в кандалах.
Видно, слишком уж я заболтался тогда.

И меня сквозь решётку рассматривал Дин.
Отвращенье я вижу во взгляде и страх.
А ещё слышу будто:
- Пощады не жди.
Ты – чудовище, Сэм. Тварь. Но только не брат.


Чёрт! Достало уже.
Каждый шаг – как побег.
Контролировать хочешь ты каждый мой взгляд,
и слова, и поступки, непрошенный смех.
Так прикончить желаешь? Ну дай лучше яд.

- Нет! Не надо! Уйди! От меня отвали!
Дин, прошу, убери! Ты же всё-таки брат.
Разве дом можно строить из горсти золы?

Жар души обжигает.
В груди – точно Ад…

Там, где память была, лишь глухая стена.
И царапины будто змеятся по ней.
Заперт я навсегда?
Не бывать больше нам?
Не вернуться теперь в мир обычных людей?

Ледяная пустыня. Ни света, ни тьмы.
Только снег, словно пепел. И ветер в лицо.
Только холод собачий. И смех сатаны.
Я живой или мёртвый, в конце-то концов?

Сколько дней или лет я провёл в пустоте,
сам не знаю, братишка. И надо ли знать?
Пробирался сквозь бури. И выла метель.
Я мечтал, чтоб какой-нибудь подали знак.

А однажды вдали вдруг забрезжил рассвет.
Я рванулся к нему, забывая себя…
Этот вид мне знаком.
Полки. Книги. Постель.
Бобби с Дином болтают на кухне. Еда.

Чёрт! Я голоден так, что слона бы сожрал.
Попадаю в объятья.
- Братишка, привет.
А ухмылка у Бобби, как зверя оскал.
Что-то здесь приключилось? Скажи: да иль нет?

- Ничего, всё в порядке.
Мне верить сейчас?
Вероятно бы, верил – душа не даёт.
Кто из Клетки спасал: Бобби, ты или Кас?
Да и сколько минуло: неделя, век, год?

Полтора просидел? Будто вечность прошла.
Что запомнил? Последнее сальто в провал.
Ну а здесь что у вас? Есть какие дела?
Если честно, бездельничать жутко устал.

Только словно какие-то тени кружат.
Точно тут что-то было. Не помню лишь, что.
С перевёртышем дрались неделю назад?
- Сэм, в мозгах у тебя сломит ногу и чёрт.

Есть драконы. Они похищают девиц.
А точнее – лишь девственниц им подавай.
Нет, на сайтах не видел подобных страниц.
А зачем девки им? Да не знаю, чувак.

Говорят, они только в пещерах живут.
Ну а вместо пещер есть у нас водосток.
Неплохой лабиринт. Заплутаешься тут.
А ещё ты обломок меча приволок.

Утверждаешь: волшебный? Ага, как всегда.
То вендиго, то ведьмы, то…
Полный набор.
- Кто тут есть? Помогите! Идите сюда!
И девчонки нашлись, и закончился спор.

Только то, что когда-то тварюга взяла,
никогда без борьбы эта мразь не отдаст.
Прут стальной раскалился в руке добела.
Двое гадов сейчас нападают на нас.

На кулак напоровшись, упал, где хочу.
Эта сволочь подохнет.
Ну, тварь, погоди!
Пальцев кончиком я дотянулся к мечу.
Резкий выпад. Удар.
Я иду к тебе, Дин.

Главный гад всё ж удрал.
Ничего, мы найдём…
Снова солнце и ветер для нас, для двоих.
Слишком много успел напортачить за год
и исправить хочу всё, что в силах моих.

А откуда всё знаю? Мне Кас рассказал.
Я тут бед натворил.
Извини меня, брат…
Ураган пролетел. И затихла гроза.
Вот бы время обратно суметь отмотать.

Вновь в дорогу позвал телефонный звонок.
Даже – нет, не звонок, а пришла смс.
Ты пойми, отказаться никак я не мог:
человек уж который бесследно исчез.

Город Бристоль на карте. Проложен маршрут.
Свежий ветер. Импала. Приветственный щит.
Словно призраки прошлого здесь стерегут.
А стена в голове от напора трещит.

Бар. Закуски и пиво.
- Ну здравствуй, агент.
Снова дело ведёшь в захолустье таком?
Не видались с тобой сколько зим, сколько лет
?
Разве с этой девицей уже был знаком?

Впрочем, память подсунула новый стоп-кадр:
жаркий выдался раз с ней тайком у нас секс.
Что ж успел натворить обездушенный гад?
Ведь охота была. Полисмен. Тёмный лес.

- Посидели, и хватит. Довольно торчать.
Если стенка вдруг рухнет, что сделать смогу?
Что тогда объяснить я сумею врачам?

Полный мрак в голове, а в ушах – точно гул.

- Дин, прошу, погоди.
Должен я довести
до конца своё дело. А ты помоги.
То, что я совершал, у людей не в чести.
Мне понять бы сейчас, где засели враги.


Брат кивнул, соглашаясь.
И вырвался вздох.
Разделились мы с ним, чтобы всё прочесать.
Только вновь перекрёсток не улиц – дорог.
Под прицел полисмена попался я сам.

Помнишь что или нет, но виновен вдвойне.
Не поверит никто, что другим нынче стал.
На отсидке я в камере, в местной тюрьме…
Еле слышно скребётся металл о металл.

- Утверждал, что охотник на монстров в ночи?
Где мой муж? Вы с ним встретиться были должны.
Ну, агент, отвечай! Почему ты молчишь?

Прошлый год для меня – точно смутные сны.

Ты поверишь, скажу коль, что я всё забыл?
Только прошлое душит – на горле петля.
Я б хотел разобраться, где ложь, а где быль.
- Ты сбежал из тюрьмы, но связал, сунул кляп.

Почему ты мне веришь?
- Послушай, молчи!
Мне бы мужа найти, он живой или нет.

Провернулись в замке на свободу ключи. –
Отыскать, я надеюсь, сумеешь ответ.

Снова вспышки в мозгу.
Паутина. Сарай.
Я стреляю в живых – тех, кого не спасти.
Рядом дед.
- Знаешь, Сэм, заступаешь за грань.
Да плевать. Я не вижу другого пути…

Документы получены. Слышу звонок.
- На тебя здесь охота объявлена, брат.
Осторожней там, слышишь?

Гляжу за порог:
паутины пушистые клочья висят.

Собирались уехать, да снова сигнал.
- Мне нужна твоя помощь. Прошу – поскорей!
Если надо – приеду. Не буду линять.
Зря не стала б звонить.
Хоть узнать, о чём речь.

Арахнид – обвинитель.
Он чует, куда
ядовитое жало мне можно воткнуть.
- Заражёнными были, ты знаешь, тогда.
Пуля нас пощадила. Не сдались огню.

Твои девки теперь все такие, как мы,
ведь не зря я тебе смс посылал.
Разве в голову может придти даже мысль,
что придурок такой – точно с ядом бокал?


Дин отвлёк на секунду.
Мачете взлетел.
Взмах – и острое лезвие срежет башку…
Сколько было голов, отделённых от тел?
На счету сколько нынче ободранных шкур?

Извиненья просить я не вправе теперь.
Вновь, как плетью, ожёг непрощающий взгляд.
Промолчала она и захлопнула дверь…
Дин был прав: нереально вернуться назад.

- Эй, ты как? Всё нормально? Сэм, слышишь? Ответь.
В голове – точно в бубен грохочет шаман.
- Я… нормально…
И вспышкой глаза режет свет.
Я сгораю дотла в вечных плясках огня.

В этот раз я недолго пробыл в забытьи –
ну неделю, хотя говоришь ты мне: час.
Но пожар в глубине вроде как-то притих.
- Уезжать нам пора. Сэм, вставай, ну - на раз.

Что ты помнишь? Поделишься, может, со мной?
Да о чём говорить? Продолжаю гореть.
Всё в порядке, чувак. Видишь, рядом я вновь.
На себя не похож? Ты несёшь полный бред…

В новом деле замешан у нас манекен,
на него реагирует монстров радар…
Снова Лиза звонит? Или, может быть, Бен?
Ну давай же – ответь. Вдруг случилась беда?

Поезжай, знаешь, к ним, я тут сам разберусь.
Не мальчишка уже – справлюсь. Нет – позвоню…
- Ты бы, парень, признался. На совести груз.
Словно камень на шее, он тянет ко дну.

Вы же с Роуз знакомы. Что, разве не так?
Вы на фабрике вместе работали с ней.
Что? Откуда я знаю? На фото видал.
Хочешь, чтоб и тебя разорвал манекен?


Злая шутка была.
Вроде как бы влюблён
кто-то в девушку был. Пригласили домой.
И насмешки посыпались с разных сторон.
Оттолкнули её. Приложилась виском.

Разумеется, труп закопали в лесу.
Вот приметы, как будто случилось вчера…
Ты, конечно же, мразь, но тебя я спасу.
И костёр полыхает, все кости пожрав.

Только что-то пошло, очевидно, не так.
Накосячил я, верно, о чём-то забыл.
Синей лентой задушен несчастный дурак,
не сумев избежать неотвратной судьбы.

Слушай, девочка, что у тебя от сестры?
Медальон там, колечко иль что-то ещё.
Ты подумай, прошу. Где-нибудь посмотри.
А иначе убийствам не кончится счёт.

Операция? Почка теперь у тебя?..
Дин, не знаю, что делать – не резать живьём.
Может, худу?..
Импала сама завелась,
злобным зверем рычит.
Брат несётся кругом –

меж заправок и баков. Машина вдогон.
Но вдруг замер на месте, а сзади – киоск.
И Импала летит.
Стёкол выбитых звон.
Брат успел отскочить.
Шум мотора заглох.

Побледнела девчонка аж до синевы,
по осколку, меж пальцев кровь тихо течёт…
Иногда от бессилия хочется выть,
преисподней и небу вновь выставить счёт.

Словно голос услышал:
- Сестричка, прости.
Коченеющий труп на асфальте лежит…
Невозможно сойти с чёрной нам полосы?
Полоса эта, знаешь, и есть наша жизнь.

Снова фабрика. Люди там сходят с ума –
начинают без жалости всех убивать.
Усмехается Ева – чудовищ всех Мать.
И мозги изнутри выедает червяк.

Руфус, Бобби, а это наш дед Сэмюэль.
Сколько раз продавал. Может снова продать.
Говоришь что? Ах, точно такая же цель?
Ты считаешь, поверю опять, как тогда?

Дин на пару минут отлучился всего,
а девчонка уже бездыханной лежит –
смертоносный удар ей пришёлся в живот.
- Сдать оружие всем: пистолеты, ножи.

Не хочу, чтобы в мозг эта тварь пробралась.
Так что держимся вместе, и я не шучу.
У заразы и так беспредельная власть.

И прицелом – внимательный, острый прищур.

Если брат снова чист, тварь девалась куда?
Значит, в ком-то она, без сомненья, сейчас…
Дед удрал. Мы идём по горячим следам.
Я шагнул в коридор – дверь задвинулась враз.

- Осторожней там, эй!
Разумеется, Дин.
Неохота в ловушку теперь угодить.
Полутёмный проход.
Пробираюсь один.
А безжалостный гад – где-то там, впереди.

- Хочешь правду узнать, как провёл прошлый год?
С языка будто капает сладкий елей. –
Рассказать без прикрас, как бездушный живёт?
Расскажи, только двигаться с места не смей.

Лишний шаг – и пробитое сердце насквозь.
Прибежали на шум Руфус, Бобби и Дин.
- Эта гадость в тебе?
Сэм, оружие брось!

Я клянусь, червь в меня не успел заползти.

Руки связаны крепко, а труп – на столе.
Старики собираются череп вскрывать.
- Вот узнаем, что точно в его голове,
Сэм, тогда развяжу.
Слов впустую не трать.


Только что-то пошло, очевидно, не так.
Ну не мог я промазать, он точно подох.
Будто феникс из пепла, восстал прежний враг…
Брат без промаха бьёт.
Электрический ток.

Твой напарник погиб.
Слышишь, Бобби, держись!
Клейкой лентой замотаны уши и рот.
Не сдавайся, старик! Защищай свою жизнь…
И разряд за разрядом по нервам всё бьёт.

Окочурилась тварь. Расползлась, точно слизь.
Не до этой заразы нам с братом сейчас.
Эй, не смей умирать! Бобби, ну же, очнись!
Не затем тебя Дин от чудовища спас…

Лес, могила и виски.
Мы рядом втроём.
- Слушай, Руфус, приятель, коль можешь – прости.
Да, дерьмом чаша жизни полна до краёв.
Указателей вместо вдоль трассы кресты.

Чтоб убить эту стерву, нам нужен состав
специальный, не просто серебряный нож,
не заклятье, не связка из ведьминых трав.
В старых записях Кольта подсказку найдёшь.

Пару строчек всего нам тетрадь сберегла
(дескать, сам разберёшься – не полный кретин):
«Грянул выстрел – и Феникс сгорает дотла.
Чтоб Мать Зла уничтожить, золу собери.»

И в Вайоминг из прошлого нас занесло
(перебросил всего лишь на сутки нас Кас):
позарез оружейник нам нужен – Сэм Кольт.
И неплохо б узнать, где же Феникс сейчас?

Вообще – это птица иль монстр какой?
И, не зная в лицо, как его мы найдём?
- За проступок расплатишься, Финч, головой.
Напоследок что скажешь? Здесь слово твоё.


Отвечает:
- Всем скоро наступит конец.
Я запомнил…

И выбита тумба от ног.
И в петле закачался обычный мертвец.
Так шериф и судья исполняют свой долг.

Снова к жизни покойничек наш восстаёт,
на полу оставляя отчётливый след,
и шерифа с судьёю пускает в расход.
Лишь один пока дышит, дневной видит свет.

- Сэм, послушай меня, наше время не ждёт.
Скоро, видно, обратно нас Кас возвратит.
Не пойму я никак: где застрял чёртов Кольт?
Собирается делом заняться старик?


Мы сражаемся с Евой. Да, та ещё мразь.
Нам подмога любая сейчас подойдёт…
Он отделаться хочет лишь парою фраз?
Или думает Кольт, будто я идиот?

Да, охотник. Мы в будущем с братом живём.
Чтоб прикончить ту суку, нужна нам зола.
Серебро, соль, как прежде. Конечно, ружьё.
Кстати, вот и дневник. Не твои там слова?

Доказательство? Вот. Ты второй не найдёшь.
И мерцает экран на ладони светло.
Ты ведь с демоном дрался? След серы…
Ну что ж,
получаю оружие. Снова в седло.

Дин, прости, я замешкался. На вот – бери.
И бессмертного брат вызывает на бой.
Задаёт словно сердце свой собственный ритм.
Выстрел.
Вспыхнул чужак – и распался золой.

Дин, кончай тормозить! Надо пепел собрать.
Пять секунд остаётся, давай – не зевай…
Яркий свет режет глаз…
Да твою ж в Бога мать!
Изнутри рвётся криком бессильная брань.

Проворонили…
Слышишь? В дверь кто-то стучит.
И из прошлого мне долетает привет.
Получили для будущей схватки мечи.
Этой суке недолго ходить по земле.

Тварь загнали, как крысу. Да вырвалась мразь.
Стойка. Бар.
И приспешники рядом сидят.
Почему-то зараза болтать принялась.
Обещаю, вернёшься в свой собственный Ад.

Утверждала она, будто Кроули жив,
что творенья её продолжает пытать.
Убеждала: в словах нет ни капельки лжи,
за детей лишь тревога, она всё же Мать.

Может, правду она говорит, может, нет,
но за всё, что творила, заплатит сполна.
Сколько зла приносила, довольно вполне.
Пепел с виски смешав, Дин глотает до дна.

И от злости тварюга наносит укус.
И огнём занялась, и рассыпалась в прах.
Дин смеётся:
- Ну как, сука, нравится вкус?
Знает, как довести до конца дело, брат.

Бобби тоже считает, что Кас нам соврал,
сожжены были кости чужие, не те…
Только день настаёт – вновь какой-то аврал.
Крепостных до хрена пробивать ещё стен.

Оказалось, и впрямь Кас предателем стал,
заключил сделку он лишь для собственных нужд.
Раньше верили: держим мы прочную сталь.
Бутафория всё – то, легко что согнуть.

Даже Дин убедился: и ангелы врут.
Точно демон, когда появился резон.
Из горящего масла смыкается круг.
Мямлит: дескать, на небе в спасителях он.

И из Клетки не Кроули вытащил – он.
Ну спасибо, что хоть доволок целиком.
С Люцифером никак договор заключён,
чтобы душу там бросить?
Темно за окном.

И спирали из мрака несутся сюда.
Кас кричит:
- Уходите, я их задержу.
Никому вас и пальцем я тронуть не дам.

Я б в пустыне поверил скорей миражу.

Да, конечно, не сдаст… коли повода нет.
Я и сам был таким – не сказать, чтоб давно.
Если скорой победой поманят в войне,
не задумавшись, пустит Кас в дело клинок.

А у Кроули есть целый список причин,
вдалеке чтоб охотников так и держать,
потому-то похищены Лиза и сын
и угрозы – как в лузу заброшенный шар.

Бальтазар отказался, да он и не знал,
с кем сейчас Кастиэль договор заключил.
Чтоб победа досталась, цена не важна,
он от входа в Чистилище ищет ключи.

Кас, спускайся давай. Очень нужно. Молю.
Дин свихнулся совсем – и не спит, и не ест.
Шанс какой? Да такой же – стремится к нулю.
Я таким точно был, жизнь меняя на месть…

Сволочь! Ну и катись!
Сами выход найдём…
Бальтазар вдруг вернулся. Поможет, сказал.
Дескать, сам убедился, что Кас – идиот.
Поглотить столько душ и сдержать их нельзя –

разорвёт на куски.
И планете кранты…
Мы у цели.
На входе – от ангелов знак.
- Я туда не ходок.
След мгновенно простыл.
Брат, с тобой пережили немало мы драк

и теперь разберёмся и вытащим их.
Дверь открылась, и демон шагнул на порог.
Позвоночник разрублен. Охранник утих.
- Я прикончу скотину. Клянусь, видит Бог.

С братом мы разошлись.
Что опять за дерьмо?
Нападение сверху. Свет меркнет в глазах.
Получилось: ни капли тебе не помог…
Вскрыт замок.
Дин стоит. И девчонка в руках.

- Сэм, гони что есть духу, нам надо успеть.
Лиза, слушай меня: не сдавайся, держись.

Мы летим, как на ралли.
Противник наш – смерть.
И крутые Импала берёт виражи…

Брат под вечер вернулся, усталый и злой.
На вопрос не ответил, лишь буркнул:
- Заткнись.
А в глазах – только слёзы, бессилье и боль.
Что тут можно сказать? Такова наша жизнь.

А потом очутился неведомо где
и бежал, удирая, меж тёмных домов.
Вроде был я недавно простой человек,
а сейчас рассказать о себе не готов.

Словно стёртая память.
Откуда я? Кто?
Что случилось со мною? Кто может сказать?
Вместо крови течёт электрический ток.
И как будто следят отовсюду глаза.

Оторвался я вроде, укрыться успел.
В закоулке стоит то ль мотель, то ли бар.
Прошмыгнул я туда. Тихо скрипнула дверь.
Не волнуйся, уйду. Отдышаться мне дай.

Словно сильный удар. На коленях стою.
- Ты пугаешь меня. Что же, парень, с тобой?
Что я видел сейчас? Жизнь чужую? Свою?..
Слушай, есть у тебя здесь компьютер какой?

- Ты как хакер.
И адрес нашёлся.
- Постой.
Как же ты доберёшься?

Не знаю пока.
- Ты один не поедешь, я еду с тобой.
Да зачем?
- Ну считай – любопытство. Итак?

Вот знакомая вывеска. Номер сто семь.
Фотографии, карты на стенах висят.
Кое-что я припомнил. Зовут меня Сэм.
Был ещё некий Бобби. И мой старший брат.

И вдобавок – лежат от машины ключи.
А на выходе – пуля. И свист у виска.
Я девчонку прикрыл.
Слушай, только молчи.
Сам в себя я стреляю? Ну, чёрт, как же так?

Только тёмная ночь – и уже светлый день.
И отчаянно я надавил тормоза.
А по лесу шуршит, пробирается тень.
Ты прости, но сиди здесь, в кабине, сказал.

Вновь багажник открыл, прихватил револьвер.
Словно тянет меня в этот сумрачный лес.
Отыщу и прикончу заразу, поверь…
За спиной слышен веток отчётливый треск.

И насмешкой звучало:
- Ну, Сэмми, привет.
Я уверен, не думал меня повстречать.
Мы болтаем теперь, Сэм, в твоей голове.
Знаешь, снова хочу захватить тело, брат.


Выстрел. Новый.
Опять я от смерти бегу.
Разве думал: себе стану худшим врагом?
Вот овраг. И ручей. Луг на том берегу.
Ну ещё поглядим, сволочь, кто здесь кого.

Ты силён, но я много уловок припас
(кто охотником был, им когда-то помрёт),
подобрался бесшумно вплотную сейчас.
От меня не уйдёшь.
Пуля рвётся в полёт…

И охота. И демон. Заложник в руках.
Тем щитом ты была. Если можешь – прости.
Да неведомы монстру страданье и страх.
Вместо помощи выстрел услышала ты.

Кровь на блузке видна. Юбка тоже в крови.
На глазах тает призрак размытым пятном.
Словно шёпот донёсся:
- Ну что же, живи.
Сколько было подобных расплывчатых снов?

Вижу дом на отшибе. Не заперта дверь.
В полутьме – одинокой фигуры черты.
Наготове держу верный свой револьвер.
Только голос раздался:
- А, Сэм, это ты…

В тихом голосе чувствую боль и печаль.
- Неужели я стану сражаться с тобой?
На руках, на лице – страшных пыток печать.
Рукоятью вперёд мне протянут клинок.

Я по гарду ему в грудь кинжал засадил.
Он сгорел…
Я очнулся.
Затишье. Постель.
Пистолет и записку оставил мне Дин:
мол, с катушек совсем наш слетел Кастиэль.

Я добрался до места в каком-то бреду,
между рёбер вонзил Касу в тело клинок.
- Сэм, меня не убьёшь – поглотил сотни душ.
Преклоните колени, я – новый ваш Бог.


Он раздулся от спеси, как мыльный пузырь.
Преклонить? Ты что, шутишь? Не выйдет, чувак.
Кас, опомнись, с тобою погибнет наш мир…
Вместо Каса теперь вновь безжалостный враг.

Снова жизнь утекает – сквозь пальцы вода.
Сколько раз умирать собираешься, Дин?
Но, поверь, твою смерть не приму никогда.
Не услышишь меня, хоть кричу:
- Погоди!

Стой. Вернись.

Ты, как прежде, уходишь вперёд.
Братец старший упёртый, ну точно ишак.
Никого никогда и нигде он не ждёт,
но чужие задачи собрался решать.

Ты бы лучше решил… нет – решился на жизнь,
а за собственный выбор я сам постою.
Я – не кость, ты – не пёс, чтоб меня сторожить.
Специально как будто висел на краю.

Ну и вот – доигрался.
Послушал б хоть раз.
Всё молчком. Мол, я справлюсь.
Ну справился, а?..
Встречный ветер слезу вышибает из глаз.
От непрошенных мыслей болит голова.

@темы: стихи по спн